На колесах без границ «Навстречу Африке»

У меня всё не так. В моём случае произошёл сбой стандартной жизненной программы. К 30-ти годам, будучи беременной третьей дочкой (сами понимаете, я не мужчина), купила первый мотоцикл. Когда накаталась по душной столице — а произошло это весьма скоро — стала мечтать о путешествиях. Дороги — как наркотическая зависимость: однажды попробовав, ты постоянно думаешь о новой возможности вкусить дурмана странствий… Уже к концу первого сезона, имея стаж управления мотоциклом три месяца и семимесячную беременность, доехала до Абхазии.
На следующий год, едва сошёл снег, отправились с мужем в Египет: просто сели на мотоцикл и помчали «куда навигатор кажет». Дальше египетской таможни не уехали, но то захватывающее чувство, волна счастья и адреналина авантюризма, которые мы испытали, выкатываясь с парома на Синай, были настолько сильными, а желание ехать вперёд настолько непреодолимым, что мы не могли не вернуться сюда ещё раз. И нас уже было не остановить! И вот оба мотоцикла подготовлены и заправлены, вещи упакованы — мы отправляемся в путь, навстречу Африке…
БЕЛОРУССИЯ-УКРАИНА-МОЛДАВИЯ — РУМЫНИЯ -БОЛГАРИЯ-ГРЕЦИЯ
Подробно описывать этот маршрут смысла нет — чтобы по нему проехать, не нужно
быть отважным мотопутешественником. Насладиться «медитативной» ездой за гужевыми повозками в Молдавии, попасться «незалэжным» ДАИшникам и до отвала наесться черешни в Румынии можно и на мопеде. Да что там на мопеде! Туда даже автобусы из Москвы ходят! Эти шесть стран за визо-рами шлемов пролетели незаметно. Немного очередей на границах — и вот мы приближаемся к «всероссийской здравнице».
ТУРЦИЯ
Встретила нас парадно-официально. Мальчики, как из охраны пятизвёздочного «Топкапи паласа», крики райских птиц.
Стамбул, родной и знакомый, вкусный обед в рыбном ресторанчике на берегу моря и кофе с мороженым на красивой набережной Ортакёй. Из-за пробок мой BMW F650GS постоянно перегревался — слишком короткий соединительный шланг радиатора нахально пытался слезть с патрубка, угрожая ошпарить меня раскалённым антифризом, если я, наконец, не наберу нормальную скорость. Непродуманная конструкция, однако…
Выбрались из хаотичного южного трафика, заехали в горы над Стамбулом и вечером, попивая «Мартини», любовались огнями города и портов. Дороги в Турции просто превосходные, но с одним маленьким нюансом — скользкие, как каток, ведь при их укладке используют ракушечник! То ли местные дорожники не любят мотоциклистов, то ли выбор материалов для дорожного покрытия пролоббирован безумными таксистами — чтобы легче дрифтовать по серпантинам.
Неопытного пилота сложные горные дороги совсем не обрадуют. Мышцы сводит от напряжения, сердце леденеет от страха, особенно при разъездах со встречными такси-стащив-В-В-ые половину поворотов проходят на машине боком.
Весь день играли в салоч-ки-догонялочки с ливневыми тучами и уже было ушли от преследования, но ночью грозовой фронт нас всё-таки настиг. Решили поставить лагерь на берегу огромного соляного озера в камышах, ^где и началось «светопреставление». Со всех сторон сыпались молнии, и я, бегая под начинающимся ливнем, пыталась поймать их в «сачок» фотоаппарата. Когда небо разверзлось, мы сидели в палатке и в свете фонариков обречённо наблюдали, как набухают капли на швах нашей новой и вроде бы непромокаемой (а какой ей ещё быть?!) палатки. Когда диагноз «протечёт» стал 100-процентным, пришлось вынырнуть из укрытия и растянуть тент. Под шелест пытавшегося улететь вместе с привязанными к нему мотоциклами тента мы и уснули.
Остатки турецких дорог с лёгкостью «намотались» на колёса, вытянув из нас каких-то 10 000 руб. за самое дорогое топливо в Европе.
СИРИЯ
Наш печальный опыт трёхлетней давности по проникновению в Сирию обещал «дивную» ночь на границе. Но, к немалому удивлению, вся процедура заняла два часа и $ 220! Визу получали в Москве, собственными силами и за три часа, но её можно получить и на границе.
Водрузив на место спрятанный предварительно GPS-навигатор (в Сирии они запрещены), в кромешной тьме мы отправились в средневековую сказку… По пути нам встречались злые персонажи: козы, машины с отсутствующими фарами, «пово-ротниками» и стоп-сигналами, велосипедисты и просто «че-ловеки», которые пытались помешать нам добраться до одного из красивейших городов Востока Алеппо (другие названия — Халеппо, Халеб). Мастерски избегая тесных контактов с разнообразной сирийской дорожной флорой и фауной, прошли на следующий уровень этой непростой игры -мы в Алеппо!
Это фантастический по притягательности и очень красивый город. Если бы Сирия была страной, «рекомендованной для посещения», то Рим, Афины и Париж нервно курили бы в сторонке рядом с Алеппо. Но пока не многие знают об этой дивной жемчужине.
Самый старый район города хранит в своих недрах несколько шикарных отелей, о существовании которых никогда не узнаешь, пока не окажешься перед их дверями. Шок испытываешь приблизительно такой же, какой испытал Андрей Фокич (буфетчик второй свежести) от размеров и убранства обычной квартиры на «Садовой, 32-бис», облюбованной булгаковским Воландом.
Днём в городе открываются маленькие лавочки, где приветливые продавцы хвалятся своими сокровищами, аппетитно перебирая их, а ты, как в детстве, смотришь, завидуешь и выпрашиваешь поделиться. А для женщин в Алеппо круглосуточно работает супер аттракцион обожания, который вылечит любые застарелые комплексы. Даже в джинсах и кофте с длинными рукавами можно за 10 минут собрать годовой урожай комплиментов! Потому что на фоне местных ходячих чёрных тряпок любая дама в обычной одежде — просто Моника Беллучи! На наших глазах американская мамзель весом под центнер с нескрываемой негой во взоре вяло отбивалась от сексуальных домогательств пары мускулистых мачо местного разлива!..
А какое удовольствие бродить по узким улочкам ночью, при этом ощущая себя в полной безопасности. Преступности в этой стране почти нет — можно на сутки оставить сумку с багажом у мотоцикла, и никто её не возьмёт, проверено на собственном опыте. Алеппо — это Мекка для творческой элиты всего мира, и, как водится, представителей определённой сексуальной ориентации в этом городе полно. Забавно было наблюдать, как сириец с чёрной щетиной на лице, нежно взмахивая накрашенными ресницами, странным фальцетом нараспев что-то объяснял моему мужу.
Как ни хотелось остаться, пора было двигаться дальше — и так растянули свои «каникулы» на два дня. Остановились отдохнуть недалеко от Дамаска — как вдруг мимо промчалось нечто, заставившее нас изумлённо переглянуться. Через минуту оно вернулось. Это же новый Suzuki Hayabusa 2009 года! Мотоциклам я уже давно не удивляюсь, но, поверьте, в Сирии такое «явление» сродни.  даже фантазии не хватает.  летающей тарелке на Красной площади. Хозяином «Хаябусы» оказался не инопланетянин, а коренной сириец. «Пришелец» представился: его зовут Дюма, он сказочно богат и приглашает в гости, в свой шикарный дом в Дамаске.
Там Дюма продемонстрировал нам все свои комбинезоны, шлемы и мотоботы, не забывая сообщать название бренда, год коллекции и цену, совершенно заоблачную для сирийца. Об источнике своего благосостояния он сначала «плёл» что-то про тату-салон — будто мы из налоговой… Когда уже почти поверили в маниакальную любовь сирийцев делать татуировки, Дюма «прокололся». Похвастался, что знает несколько слов на русском от своей украинской подруги -что примечательно, все слова были про любовь.   Поскольку подруги поблизости не было, Дюма понял, что проговорился и тогда спокойно рассказал, что «подруг» много, все они из России и Украины, работают в его «небольшом семейном бизнесе» на износ. После чего показал нам потайную комнату с огромным аквариумом на всю стену и «леопардовыми» диванами.
Вкусно накормив нас, Дюма широким жестом предложил остаться в «леопардовых» апартаментах на ночь и устроить небольшой холи-дей для подруг. Но мы были равнодушны к трудовому графику сексработниц и решили ехать дальше. Дюма продемонстрировал нас всем друзьям в Дамаске: на каждом светофоре он торжественно поднимал «забрало» шлема и рассказывал высунувшимся из машин знакомым, что он сопровождает «руси». Те сочувственно кивали головами, пытаясь вспомнить, где же эта дивная страна.
Дюма смешил нас до самый границы с Иорданией, демонстрируя цирковые номера на своём Hayabusa и катая ошалевших от счастья соотечественников. Мы с мужем двигались с постоянной скоростью, около 120 км/ч, и нашему бедному знакомому на гипербайке всё время приходилось ждать. Когда мы его догоняли, Вова говорил: «Ну, Дюма, 300!» — и на некоторое время с ним прощались, наблюдая, как «Хаябуса» превращалась в точку за считанные секунды.
До границы долетели быстро и незаметно. К концу пути я даже начала демонстрировать езду без рук и стоя (совместить эти два действия, как это делал Дюма, не могла). Мы назвали это состояние «дюма-нией». Предложили нашему другу поехать с нами дальше, но он опустил голову и сказал, что нельзя… Всё-таки Сирия -очень закрытая страна.
ИОРДАНИЯ
Как известно, Иордания — это королевство. И как вы себе представляете современное королевство? Удивительно, но моё представление совпало с действительностью: главное — все обожают короля и его семью (кстати, очень европейского вида). Королева не только не в хиджабе, а даже носит.  мини-юбки! И они ей идут! Без скидок на титул это очень красивая женщина, у которой три очаровательных малыша, а супруг — настоящий король с «львиными» манерами и взглядом монарха. Только на голове не корона, а платок: король ездит на мотоцикле и вместе с женой иногда даже отправляется в путешествия.
А путешествовать есть где! Столько красивых мест в одной стране — большая редкость! Удивительно, что знают об этом немногие. Пустыня Вади Рам, древний город Петра, вырубленный в скалах, Мёртвое и Красное моря.  Эти прекрасные места стали для нас настоящим открытием три года назад, а сейчас мы рвались вперёд, к неизведанному. Заехали только на Мёртвое море — исцелить суровые мозоли на «пятых точках», натёртые тысячами километров.
Итак, мы пересекли границу уже ближе к вечеру. Вокруг пустыня, а до Амана оставалось 60 км. Желания ночевать в городе не было, и мы остановились на ночлег в первой заправочной станции. Да, именно «в»: договорились с менеджером, что поставим палатку на втором недостроенном этаже. Одолжили веники, размели строительный мусор, поставили палатку и приготовили ужин. Когда я в одних тапочках спустилась вниз, чтобы помыть кастрюльки и ложки, старалась не поднимать глаз, но изумлённые взгляды персонала заправки чувствовала кожей. Вообще место и время ночлега всегда определял Владимир, а я в этих поисках была послушна и терпелива. Надо сказать, ему часто приходили в голову весьма оригинальные мысли.
Следующий день провисели «поплавками» на водах самого солёного водоёма в мире. Ночь в пустыне была очень романтичной — звёзды падали без перерыва, и я устала выдумывать желания. Ветерок обдувал наши обнажённые обгоревшие тела, только тяжёлые мотоботы держали нас на земле, но снять их не решились — кому охота с утра найти там змею или скорпиона?
Дорога в Акабу находится всего в нескольких сотнях метров от Израиля, отчего приграничная территория изобилует постами полиции и военных. На каждом КП приходилось отвечать на одни и те же вопросы — благо, английский у служивых скудный, и они с надеждой в голосе спрашивали у Вовы, говорит ли он на арабском. Когда слышали ответ, что не говорит, разочарованно желали нам «велкам» и завершали беседу.
Отношение этих людей ко мне удивляло: они издалека определяли мой пол и затем просто интересовались у мужа — «Твоё?». Потом кивали головами и всё, больше я их не интересовала — эдакая коза на верёвочке!
Знакомый порт, два часа формальностей, $ 130 c человеко-мотоцикла, два часа погрузки и плывём в Египет!
ЕГИПЕТ
Удивительно многоликая страна! Многие из нас знакомы лишь с одной её стороной, и мало кто видел другую. Например, виза: тот штамп, который ставят толпам, прилетающим в Шарм или Хургаду, визой назвать нельзя — он не даёт права перемещаться по стране. Настоящую визу надо получать в Москве, и это совсем непросто!
Прохождение границы занимает несколько часов и около $ 250 — и это при наличии визы и «корнета»… Разобраться в сотнях бумажек, бумажечек и записочках с арабской вязью
и хитросплетениях бюрократических заморочек без «хел-пера» (суетливый, пронырливый персонаж, владеющий парой фраз на английском, который за энную сумму денег посуетится, пронырнёт за тебя во все органы власти и вынырнет оттуда с необходимыми бумажками — прим. ред.) просто невозможно. Одна неверно оформленная записулечка, и ты попал!
Египет — самая бюрократическая страна в мире (после России, конечно), которая даёт свои транзитные номера и лицензии на управление. Вся эта суета возможна только при наличии таможенного документа «корнет де пассаж» (выдаётся в Москве, за мотоцикл нужно внести залог 70 000 руб., оформление стоит 8500 руб., залог возвращается при возврате техники на родину).
В Каире мы должны были получить визу Судана, на которую в Москве можно потратить 3-4 месяца. Но поскольку въехали в Египет в четверг, то решили провести выходные в Дахабе, с дайвингом и кайтингом. В воскресенье отправились в Каир — получили огромное удовольствие от серпантинов, лунного пейзажа и песчаных дюн Синайского полуострова. Как доехали до Каира, не помню, потому что по дороге чем-то отравились и в отель попали почти в бессознательном состоянии. Вовка так вообще чуть не «кончился»: я скормила ему половину аптечки, но всё равно он полночи корчился в судорогах с температурой под 40.  Сдать его в инфекционную больницу Каира рука не поднялась. Утром полегчало, и, покачиваясь от слабости, мы явились в суданское консульство, где нам пообещали дать визу только на следующий день.
Поскольку появилось свободное время, с удовольствием умчались из душного смрадного города с мыслью вернуться сюда для ночного хай-кинга на пирамиды Пизы.
После получения визы отправились в Хургаду, где остановились в пустыне, в гараже для прокатных ATV, на которых туристов возят к бедуинам. Раз уж под боком оказалась хоть какая-то техническая база, сделали мотоциклам «лёгкое» ТО. Причём с механиком общались на языке жестов — на русском он знал только фразу «нет, не надо», причём произносил её почему-то по-женски визгливо. Очень надеюсь, что эти слова он выучил исключительно в процессе катания русских дам на квадроциклах.
Когда располагались на ночлег, все аборигены легли спать под открытым небом и предложили нам сделать то же. Объяснить, почему не стоит спать на лавочках под навесом, не смогли.  Через 10 минут после выключения генератора мы и сами всё поняли: по навесу забегали крысы. Они повизгивали, падали в дырки в настиле, играли в салочки и ещё чёрт знает чем занимались. Ещё через 10 минут палатка была поставлена.
В Асуан прибыли уже в среду. Нас предупреждали, что в этом районе Египта жарко.  Но истинное значение слова «жарко» мы осознали, когда термометр на мотоцикле бессовестно показал цифру «48». Как вы понимаете, градусов Цельсия, а не Фаренгейта.  Открываешь визор шлема — и получаешь в лицо струю раскалённого воздуха, будто смотришь на промышленный фен — причём выключить его нельзя. В компании Nile River Navigation узнали, что нужный нам грузовой паром (переправить технику в Судан можно только на грузовом пароме, люди переправляются на другом судне — прим. ред.) отправляется через несколько дней, и мест для мотоциклов на нём уже нет. Управляющий заверил, что постарается что-нибудь сделать для нас, и отправил гулять до понедельника. Но что делать в жарком городе четыре дня? И мы решили арендовать фелюгу (большую лодку под парусом), на которой ходят по Нилу. Оставив всю команду на берегу (пообещали капитану быть хорошими матросами), несколько дней наслаждались солнцем и купанием в Ниле в абсолютном уединении, ведя философские беседы с молодым капитаном Баста за стаканчиком «Мартини», свежезажаренной рыбой и только что сорванным манго.
К счастью, место для мотоциклов на грузовом пароме всё-таки нашлось, и наше двухнедельное пребывание в надоевшем Египте закончилось в последний день действия визы. Чтобы избавиться
от жёлтых арабских номеров на мотоциклах, пришлось изрядно помотаться по судам и полицейским участкам.
СУДАН
В порту встретили африканзов (так называют белое население Африки) из ЮАР, с которыми познакомились в Каире, в консульстве Судана. Они перегоняли из Англии Land Rover Defender. С ними ехала и… девушка из России, из моего родного Одинцово!.. автостопом… в Эфиопию! В жизни не видела более отважного поступка.
В ожидании парома с нашими мотоциклами и машиной новых знакомых организовали уютный интернациональный уголок, с палатками и тентами от палящего солнца, в стороне от постоянно стоящих на четвереньках мусульман. Когда узнали, что паром придёт на день позже, решили всё-таки переселиться в гостиницу.
Мы жили в «лучшем» отеле Вади-Хальфы. Вообще город состоит из нескольких магазинов (с холодной водой по 80 рублей за бутылочку), гостиниц и рынка. Асфальт, недавно волнами уложенный китайскими строителями, расчерчивал этот мерзкий посёлок на квадраты, но никого это не смущало. Древние английские внедорожники, повидавшие, наверное, ещё англо-бурскую войну, и трёхколёсные чудеса китайского мотопрома пылили между домами и лежащими в тени людьми, совершенно не замечая и с ходу перепрыгивая чёрные асфальтовые полосы.
Принять долгожданный душ в отеле не удалось. Когда я возмутилась, почему закрыты все душевые кабинки на улице, работник гостиницы лишь пожал плечами и сказал, что вечером часов через пять они откроются, а сейчас вода горячая и мыться нельзя. Я не поверила и опустила руку в металлический чан с водой — и тут же в недоумении вытащила, ошпарившись. До какой же температуры может нагреться на солнце вода?! Не знаю, возможно ли это, но, по моим ощущениям, она была близка к закипанию!
В коридоре между номерами, больше похожими на тюремные камеры, стояли глиняные горшки с фильтрованной водой из Нила для питья. Но Нил здесь, до Асуанской плотины, вызывал ассоциации только с вонючей лужей, и даже фильтрованная вода имела цвет бензина и «прекрасный» мутный осадок.
Как белые люди и VIP-клиенты, мы получили комнаты по 5 м2 с двумя кроватями, пластмассовым стулом и вентилятором. Но оказалось, что никаких преимуществ и «бонусов» вся эта «роскошь», кроме железной двери, не приносила. Когда отключили генератор, исчезла последняя радость — вентилятор затих и уныло повис под потолком. Спать в этой духовке было просто невозможно — мы даже поливали стены водой, чтобы хоть как-то их охладить, но только нагнали духоты. Хуже этой ночи за всё путешествие не было!
В день прихода грузового парома полдня провели с хел-пером в порту, ожидая разгрузки и улаживая миллион формальностей. Пришлось заплатить по $ 40 за мотоцикл и за услуги абсолютно бесполезного помощника, но требовать разгрузки с парома мотоциклов и машины наших африканских друзей пришлось самим. Ожидание на пристани под палящим солнцем при температуре 55 °С было просто невыносимым! Я наконец поняла, почему люди заворачивают головы в тряпки, и сама завернулась в платок и потом иногда поливала себя водой. Как только забрали мотоциклы, поспешили уехать из Вади-Хальфы, потому что ещё одна ночь в «лучшем» отеле пугала больше, чем ночёвка в Сахаре в окружении сотни скорпионов и тысячи змей. Начальник таможни сказал, что до Донголы отличная асфальтированная дорога, но, видимо, он давно по ней не ездил.
Я езжу на мотоцикле пятый год, но всегда по асфальту или, в крайнем случае, по укатанному грунту… Конечно же, я знала, что езда по песку требует специальной техники и навыков, но ещё до начала путешествия предпочла не думать об этом по принципу «будь что будет». И вот это «что будет» наступило. Учитывая, что нагруженный F650GS весил около 220 кг, что резина была отнюдь не песчаной, и что до земли я доставала только носками мотобот, мне было, мягко говоря, тяжело.
С другой стороны — самонадеянно было ехать в пустыню, рассчитывая избежать езды по песку.
Первые километры бездорожья я боролась с мотоциклом, тихо сжав зубы. Особенно «радовало» то, что когда на песке скорость движения падает до 20-40 км/ч, начинаешь ощущать все 55 °С пустыни… Обливаясь потом, я училась ездить по песку и падала, падала и ещё раз падала. Благо, на песок не больно — главное, чтобы мотоцикл не придавил ногу. Поднять тяжёлый BMW я сама, естественно, не могла и скоро начала раздражать Вову, который на своём КТМ и более подходящей для оффроуда резине даже стал получать удовольствие от дороги, с лёгкостью прыгая с одной песчаной кочки на другую.
Его скорость движения что по дороге, что по бездорожью была постоянной, 80-100 км/ч — для меня же это было медленно на асфальте, но слишком быстро на бездорожье. Увы, эта разница иногда становилась причиной раздражения и даже конфликтов. Что ещё раз доказывает: для сложных путешествий необходимо подбирать близкие по характеристикам мотоциклы — да и уровень езды должен быть более-менее одинаковым.
Когда стало ясно, что в ближайшем будущем нормальной дороги не будет, я стала впадать в отчаяние. Местами мы ехали просто отлично: 5 км асфальта и заслуженного отдыха… а потом 15 км мучений и бездорожья. Кроме того, дорога, по которой мы ехали, была построена вдалеке от Нила, в пустыне, соответственно, все деревни с водой и бензином были в стороне, отчего нам приходилось с боем продираться к ним через песчаные заносы. Со временем я почувствовала себя увереннее, ушло напряжение и паника, но падать с завидной регулярностью от этого не перестала.
Ночевать останавливались у Нила или в пустыне, причём последняя даже безопаснее: где вода — там жизнь, где жизнь — там люди и опасные представители фауны. Из-за того, что разок встали на крутом берегу Нила в пальмовой роще, полночи слушали яростные всплески воды в реке и красочно представляли орды крокодилов, которые с остервенением пытаются залезть наверх, срываются, падают и снова лезут.  Уснули с мыслями «долезут или нет?», а проснулись в окружении стада овец и любопытных пастухов.
От Донголы пошла отличная дорога — ровная и с хорошим асфальтом, и «пролетевшая» на скорости 120-140 км/ч мимо «Африка Твин» была хорошим знаком. Однако долго радоваться жизни не пришлось: надвигалась песчаная буря, которая, как всегда, начиналась вполне безобидно, а закончилась.   Ветер усиливался, и видимость упала до 10 метров. Пришлось «положить» мотоцикл на ветер и ехать в таком наклоне, что и профессиональный гонщик позавидует. Для машин дороги были перекрыты, но мы, конечно же, объезжали все заграждения.
Позже, когда увидели, какие повреждения нанёс песок нашей технике, сильно пожалели, что не укрылись от бури. Песок был везде! Перестал открываться объектив фотоаппарата, телефон, лежавший в нагрудном кармане куртки, хрустел всеми кнопками, правая сторона мотоциклов «отпескоструилась», фары стали матовыми.  Я уж не говорю о килограммах песка в воздушных фильтрах и между звеньями цепей!
В Хартум въезжали жёлтого цвета, бензобаки почти «высохли», местные фунты у нас кончились, а городские банки были закрыты — пятница. Пришлось мужу искать «хелперов», а я осталась с мотоциклами и уже через 10 минут обросла толпой человек в 100! Все хотели поговорить, кто-то передал кружку воды, кто-то пакет с финиками, кто-то горсть орехов — я чувствовала себя обожаемым президентом на встрече с любимым народом, картинно всем улыбалась, отвечала на вопросы и по-горбачёвски помахивала рукой. Двое парней принялись меня охранять: они суетились и, как могли, успокаивали народ, но двух «бодигардов» было явно недостаточно. Кольцо вокруг меня стало сужаться.  Наконец, вернулся Вова и спас меня!
На ночь остановились в отеле в Вад-Медани, в номерах за $ 20, на берегу Голубого Нила. Интересно, кто придумал назвать эту огромную канаву с мутно-розовой жижей Голубым Нилом?
Пообедали в турецком рыбном ресторане на живописной лужайке у реки, отдохнули душой и телом. Зелень, цветы и отступившая жара не могли не радовать — особенно после нескольких мучительных дней в пустыне.
За 100 км до границы с Эфиопией начались блокпосты, кстати, реально проверявшие регистрацию, которую нас вынудили сделать в Вади-Хальфе, угрожая страшными проблемами. Тогда мы подумали, что это очередной «налог на воздух», но, оказалось, действительно нужная бумажка! Виза стоила недёшево — $ 100, поэтому требование зарегистрироваться по прибытии ещё за $ 50 казалось просто возмутительным! На одном из постов встретили велопуте-шественников из Китая, которые рассказали, что Эфиопия -красивейшая страна, но в ней живут ужасные люди, и они рады, что выехали оттуда.
ЭФИОПИЯ
Внешний вид жилищ и людей поменялся просто удивительно! У населённых пунктов стояли машины ООН, в зловонных лужах растрескавшейся земли сидели голопопые дети.  Мы ещё не знали, что это лишь первые признаки приближения к Эфиопии.
Пограничный посёлок Метема удивил пунктом
паспортного контроля, который находился в лачуге из навоза и палок где-то на задворках деревни. В тёмном помещении с двумя дверными проёмами было душно и ужасно воняло. Мухи в несметном количестве панически метались, пытаясь найти выход из этого «дворца». Вообще мух в Эфиопии столько, что люди привыкли к ним, как к родным, и лишь изредка сгоняют их, позволяя остальное время надоедливым насекомым бегать даже по лицу! Поразила девочка лет 10-ти, которая подошла к нам на границе с открытым ртом и с любопытством рассматривала меня, а муха, бегая по её лицу, забежала в рот и… выбежала! Ребёнок её, похоже, вообще не заметил.
Два часа на все формальности, и мы пробираемся в потоке людей, совершающих великую миграцию по Дороге Эфиопии. Цивилизация в этой стране совершенно оригинальная: здесь 2003 год, октябрь месяц, другой отсчёт времени, странное отношение к религии, удивительные традиции,непонятно откуда взявшаяся национальная музыка с китайскими напевами, петушиные танцы и удивительная пища — «инжера» — рулончик кислого теста-поролона с разными соусами.
Вдоль дороги стояли кресты (Эфиопия — единственная традиционно христианская африканская страна), люди в белых балахонах, бредущие на проповедь… Но основная реакция местного населения на иностранцев — метнуть камень. Каждый раз приходилось или уворачиваться, или изображать, что тоже собираешься в ответ кинуть булыжник. Пастухи также были весьма милы — старались стегнуть нас плетью. Те, кто знал единственное слово по-английски (You), протягивали руку и требовательно выплёвывали: «Брр!» (название местной валюты). Видимо, долгие годы у аборигенов формировалось мнение, что белый человек — лишь источник денег.
Только в Эфиопии у нас возникли проблемы с бензином. Заправки встречались часто, но на них не было ни топлива, ни электричества. Весь бензин раскуплен и продаётся у деревенских дилеров, из грязных чашек разного объёма и по цене в два раза дороже, чем на заправке. Проехав сотню километров, мы начинали новые поиски источника топлива, которые затягивались иногда ещё на 100-200 км.
Электричество в Эфиопии есть только в городах, да и то зачастую от генератора. Станции единственного мобильного оператора встречались часто, но работали не всегда: то энергии не было, то в режиме «только приём». Я получала истерические сообщения от родных, но ответить не могла. Не работала почему-то и местная sim-карта -как потом оказалось, чтобы позвонить, нужно было подключаться к какому-то проводку у сотовой вышки!
Климат тоже ненормальный. Вся страна находится на плато на высоте 2000-2500 м над уровнем моря, и после адской жары Судана 12 градусов Эфиопии были неожиданностью. Мы ехали в сезон дождей, но, к счастью, только однажды достали дождевики, и то всего лишь моросило. Эфиопы укрывались от холода самым оригинальным способом: чаще всего местные модники кутались в кокон из одеяла или в двубортное пальто (откуда?), на голове была странная оранжевая мочалка, а иногда попадались аборигены в пиджаках, больших зелёных шортах и ушанках. Но ноги ниже колен неизменно оставались голыми. А за спиной была палка, а лучше зонт, но у самых продвинутых — автомат. Весь этот маскарад иногда вызывал у нас приступы смеха — может, они не зря бросали камни? Догадывались об отношении к ним? Это же настоящий театр фриков!
Но началась Эфиопия с «театра ужасов»: как зомби в старых голливудских ужастиках, эфиопы, увидев нас, бежали к дороге с нереальной для человека скоростью и тянули дрожащие руки, растопырив пальцы и присев от напряжения. При этом они скалились, выпучивали глаза и кричали, как мартышки в зоопарке. Это «представление» вынудило нас искать ночлег в лесочке у дороги — мысль о целом городе эфиопов и гостиницах в нём вызывала нервный смех. Мы разместились между термитников, надеясь, что нас не найдут. К счастью, Эфиопия оказалась разной – менялись племена, менялся внешний вид населения, его поведение, и лишь камни вслед оставались неизменными. После Аддис-Абебы, столицы Эфиопии, с несколькими асфальтированными улицами, советскими памятниками, пасущимися на дорогах грязными коровами и (ура!) бензином на заправках, образ жизни местной «фауны» стал немного походить на человеческий.
Холод загонял нас в придорожные мотели с «шикарными» номерами по $ 10 за ночь. Иногда в полях попадались скелеты военной техники, следы непонятно как дошедшей сюда Второй мировой войны. Эфиопы надстраивают мёртвые машины с помощью палок и больших камней (самых ценных материалов в стране) — получается весьма креативно.
В каждой деревне перед домами (язык не поворачивается их так называть!) громоздятся две кучи: одна из крупных булыжников, а вторая — из длинных сучковатых корявых палок, и, мне кажется, объёмы этих стройматериалов отражают финансовое благополучие семьи. Сами дома представляют собой шалаши, собранные из этих двух «первоэлементов» — как в сказке про трёх поросят, весьма хлипкой конструкции, с щелями такой ширины, что окна и двери просто не нужны! В нас бросали только маленькие камни, не расходуя драгоценные семейные «реликвии», и, к счастью, палками тоже не пользовались.
Наши обычные остановки каждые 100 км осложнились до предела. Человеческий поток вдоль дорог хоть временами и иссекал, но даже вдали от деревень эти «дети кукурузы», увидев нас, вылезали из-за кустов и деревьев — будто ждали нашего появления! И через пару минут окружали плотным кольцом, не давая спокойно ни есть, ни пить, ни делать что-либо ещё! Лишь однажды к нам вышел мальчик, который ничего не просил целых 15 минут — я так впечат-лилась, что вручила призёру в категории «лучший эфиоп» пакет риса и сахар.
Только вкуснейшее манго по рублю за штуку и сочные ананасы по три хоть как-то поднимали настроение. Ну и, пожалуй, ещё радость от необъяснимого в сезон дождей отсутствия комаров — так как в противном случае при общей страшной антисанитарии рассчитывать не заболеть малярией было бы наивно.
Наконец, граница, здания из кирпича и появившиеся целых три сети мобильной связи — никогда я так не радовалась цивилизации! Получила sms-сообщение от брата: «Теперь всё должно быть хорошо, ведь впереди цивилизованная Кения».

  • Трэкбэки отключены
  • Комментов (0)
  1. Комментов пока нет

Дайте верный ответ * Time limit is exhausted. Please reload the CAPTCHA.

Архивы

Облако меток

Видео презентации


Полезные ссылки